О чем эта книга:

В книге в увлекательной форме дана панорама истории Азии и Европы конца 12 века

ВСТУПЛЕНИЕ

ГОСПОЖА ИНАНДЖ-ХАТУН

Там он отыскал царственного покровителя.

Им оказался султан Халеба Ридван. Деспот, убийца своих братьев, постоянно враждовавший с соседями, он оказался между двух огней. Его теснили крестоносцы, ему угрожали родственники. Ридван искал союзников где угодно. Когда эмиссары Хасана ибн Саббаха появились в Халебе и пообещали помощь могущественного Старца горы, он разрешил исмаилитам жить и проповедовать в своем городе.

Хасану ибн Саббаху были нужны крепости. Ридвану надо было убрать врагов. Если кто-то согласится их убивать, он готов пожертвовать крепостями.

Через год был убит владетель города Хомса. Он был зарезан на улице тремя исмаилитами. В городе воцарилась такая паника, что многие жители бежали оттуда в Дамаск.

С этого дня один за .другим погибали враги Ридвапа. Убийцу иногда ловили, иногда убивали на месте преступления. Пойманные убийцы не скрывали, что они — фи-даи, гвардия Хасана ибн Саббаха.

С каждым: попьтм: убийством исмаплкты требовали от Ридвапа новых уступок и поблажек. Одни из совремеи-пиков_ пишет, что исмаилнта можно было узнать на улицах Халеба по споенной походке и надменному виду. Ис-манлпты ужо не скрывали, что Ридван, обязанный пм властью, заставит всех перейти в истинное учение.

Как я бывает в таких случаях, исмаилитов погубила самоуверенность.   Они игнорировали   ненависть, которую вызывали в городе.

И произошло то, что должно было произойти: исмаи-литы узнали, что в город приезжает богатый персидский купец. И решили его ограбить, облачив убийство в идеологические одежды. Но перс был готов к нападению, и у него была своя стража, которая смогла схватить убийц. В Халебе поднялось возмущение и началась резня ис~ маилитов. Большинство открытых исмаилитов в городе было убито. Но крепости в Сирии остались в их руках. ...Проходят века. События и люди теряют индивидуальность. Они превращаются в категории. Вместо людей действуют социальные силы. Люди же выполняют функцию.

Подобное абстрагирование несет в себе опасность для самой истории. Злобный тиран Иван Грозный превращается в  прогрессивного деятеля, потому что в числе его жертв   были   бояре.   Значит,   он — борец   за   централизованное государство, хотя бояре выступали не против централизованного государства, а против самодержавной власти   царя.   Централизованное государство прогрессивнее раздробленного, значит, мы должны понять и разделить чаяния Ивана Грозного. Царь же не ограничивался убийством бояр, а уничтожал тех, кто истреблял бояр, уничтожал народ, погибавший в бесконечных войнах и карательных экспедициях.   Ивану Грозному   было   неважно, прогрессивен он или нет. В конечном счете его интересовала лишь собственная драгоценная персона, и ради сохранения ее на троне он готов был на любое предательство, на   любую подлость,   на любую   кровавую  жестокость. К концу жизни Иван Грозный умудрился загнать Россию в экономический  и политический  тупик, откуда страна выбиралась многие кровавые годы.

Подобное историческое абстрагирование касается и других исторических фигур. Приходится сталкиваться с этим и когда читаешь труды об исмаилитах и Хасаие ион Саббахе.

Оглавление